Администрация сайта предупреждает — употребление и сбыт наркотов — тяжкое преступление. Подробнее о последствиях подобных действий можно посмотреть на сайте наших коллег здесь

Чкаловским районным судом квалификация действий обвиняемого изменена с п. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (сбыт) на ч. 2 ст. 228 УК РФ (хранение). Наказание подсудимому снижено с 10 до 5 лет лишения свободы. Приговор находится в общем доступе на сайте суда (дело №1-243-2021)

«Закон о трёх колосках» получил такое название уже в первые месяцы своего действия. Стоило колхознику или члену кооператива поднять хоть три колосочка, упавших на землю при погрузке в транспорт после уборки урожая, – даже это могло быть расценено как хищение колхозного имущества. В народе также прижилось название «Указ 7-8» – из-за даты принятия: 7-е число, 8-й месяц. Особенно популярным оно стало после кинофильма «Место встречи изменить нельзя» и известной фразы Ручечника «„Указ 7-8“ шьёшь, начальник?» в исполнении Евгения Евстигнеева.

На сегодняшний день в России складывается достаточно жесткая практика в отношении лиц, совершивших хищение путем оплаты в магазине чужой банковской картой. Даже за хищение в тысячу рублей можно получить один год лишения свободы. В июле 2021 года Верховный суд РФ узаконил данную практику.

Но заметка не об этом. К счастью, некоторые правоприменители не хотят мириться с таким положением вещей. Так, нам с коллегами по делу № 22-2085/2021 в Свердловском областном суде удалось добиться прекращения уголовного дела за примирением с потерпевшим в связи с изменением категории преступления на менее тяжкую.

Однажды в маленьком помещении на Вторчермете собрались и вместе жили граждане союзных республик. И вот в один прекрасный день одному из них стало жарко и он открыл форточку, а другому — стало холодно. И он форточку закрыл.

Извечный спор тех, кому жарко с теми, кому дует, перерос в разбойное нападение с проникновением в жилище (ч. 3 ст. 162 УК РФ, от 7 до 15 лет).

После года расследования данного сложного дела с элементами межнациональных бандформирований отделом ГСУ по Свердловской области защите удалось добиться переквалификации действий некоторых обвиняемых на п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж с проникновением в жилище, санкция до 5 лет лишения свободы). Непосредственно наш подзащитный получил 1 год 6 месяцев и вышел по отбытию из СИЗО. Приговор находится в общем доступе на сайте Чкаловского районного суда.

Кстати, в качестве оружия была использована обычная чайная ложка.

Один водитель попал в неприятную ситуацию. Сначала он стал свидетелем ДТП. Прямо перед его носом десятка протаранила RAV4. Затем его обвинили к оставлении места ДТП и лишили прав на один год по ч. 2 ст. 12.27 КоАП. К счастью, благодаря нашей слаженной работе в апелляционной инстанции производство по делу прекратили за отсутствием в действиях водителя состава административного правонарушения. Решение Верх-Исетского районного суда находится в общем доступе

Сегодня иск рассматривают как средство защиты права, которое предполагается нарушенным, и обращение истца к суду для привлечения к ответственности ответчика.

В теории существует как минимум две основные концепции иска.

Материально-правовая концепция

Представители данной теории А. А. Добровольский, Н. М. Кострова, М. Г. Шаламов. Они понимают под иском материально-правовое требование, истца к ответчику, рассматриваемое судом.  Сущность данной концепции заключается в том, что каждому субъективному гражданскому праву присущ иск как право на его осуществление. Сам по себе иск не является в какой либо мере самостоятельным или стоящим вне права. Иск присущ праву как его составная часть, как неотъемлемое свойство права

Так А. А. Добровольский понимал под иском предъявленное в суд  требование для разрешения в процессуальном порядке спора одного лица с другим, происходящего из материально-правового отношения и юридического факта. А. А. Добровольский считал материально-правовую составляющую самой важной частью в иске. Она определяет его суть, но только тогда, когда иск  предъявлен строгом процессуальном порядке. В соответствии с данной концепцией суд удовлетворяет или отказывает в его удовлетворении  иска в зависимости обоснованности требования истца к ответчику.

Также и на законодательном уровне термин «иск» применяется для определения материально-правового требования истца к ответчику (гл. 13 ГПК РФ).

Критика материально-правовой концепции заключалась в выявлении внутреннего противоречия или «порочного круга». Материально-правовая теория иска приравнивает право на иск с материальным правом гражданина. Таким образом для предъявления иска в суд необходимо владеть субъективным гражданским правом, а суд в таком случае лишь обязан установить, принадлежит ли истцу это субъективное право.

Более того, данная концепция не включает в себя иски о признании, так как они не имеют под собой  материально-правового притязания. Особенно это касается отрицательных исков о признании (иск о признании недействительности брака).

 Процессуально-правовая концепция

Эта теория появилась  в России около 150 лет назад, и ее оставалась господствующей в правовой науке до 50-60-х гг. XX века. По мнению  сторонников «процессуального» определения дефиниции иска (ученые-правоведы К. С. Юдельсон, В. М. Семенов, М. А. Гурвич),  под иском понимается обращение истца в суд с требованием об отстаивании гражданского субъективного права или охраняемого законом интереса.

Так М. А. Гурвич полагал, что установление дефиниции иска в материальном смысле — это задача ученых-цивилистов. В гражданском процессе возможно говорить об иске лишь в процессуальном смысле, то есть понимать под ним  обращение в суд за защитой субъективного гражданского права или охраняемого законом интереса. Другими словами, как процессуальном действии, которым возбуждается производство по гражданскому делу. Вышеуказанные авторы полагают, что для понимания иска в процессуальном смысле необходимо отвлечься от материально-правовой концепции. Обращение истца в суд влечет за собой возбуждение судебного производства в не независимости от обоснованности требования к ответчику. В случае, когда требования оказываются необоснованными, судопроизводство так или иначе состоится, так как в его основе будет лежит законный иск.

Даже в случае отказа истца от иска, иск в процессуальном смысле выполняет свою задачу вне зависимости от того факта, что истец уже не обладает правовыми притязаниями к ответчику.